Герои независимости

jm_toyiba_vohidТОЙИБА

Знакомство

Впервые я встретился с кандидатом экономических наук Тойибой Тулягановой в марте 1990 года. В перерывах между сессиями мы обсуждали вопросы создания комиссий.

В дверь постучали, внутрь вошла одна женщина и мягким голосом сказала:

– Меня зовут Тойиба Туляганова, меня записали в Правовую комиссию, можно мне перейти к вам?

В ответ на это Эркин Вохидов, возглавлявший тогда комиссию по Гласности, ответил ей:

– Этот вопрос мы должны обсудить с Ислам ака. Мы не можем выносить решение сами по себе.

Мы немного поспорили по этому поводу. В те времена никто особо не прислушивался к словам о том, что необходимо кого-то спросить о чём-то, прежде чем вынести решение. Мы позвали Тойибу на наше собрание, и в этот день на сессии она вышла из состава Законодательной комиссии, и присоединилась в наши ряды. Она даже была избрана в секретари нашей комиссии.

Спустя немного времени комиссии начали называться на узбекском языке «қўмиталар», а их руководители начали работать в Олий Кенгаше (Верховном Совете) на постоянной основе.

Уже на первой же сессии и Ислам Каримов, и все остальные заметили смелость Тойибы. Кого-то охватила дрожь, у кого-то появилась надежда.

Во время своих выступлений Тойиба особо подчёркивала то, что её поддержало народное движение «Бирлик». Во время своего первого выступления она также начала слово с «Бирлика», и после начала разговор об Исламе Каримове, кандидатура которого была выдвинута в президенты.

В своей речи она говорила о том, что в сегодняшних условиях Узбекистана президентское правление приведёт к усилению власти президента, и что, желая демократии, мы столкнемся с диктатурой, что, несмотря на другой «внешний облик» президента, воспитанного коммунистической партией, внутренний мир останется прежним.

Не ограничиваясь этим, она в то же время показала и пути выхода из этого положения. В своей речи Тойиба заявила о необходимости парламентской формы правления для установления демократии в стране.

Каримов был настолько разозлён, что забыл, где находится:

– Такая мысль не может принадлежать женщине, женщины бывают с коротким умом, за этим предложением стоят какие-то силы, – сказал, унизив при всех Тойибу Туляганову, первый секретарь Компартии Узбекистана, член Политбюро ЦК КПСС Ислам Каримов.

А во время перерыва, давая интервью местным журналистам, Каримов дошёл и до того, что сказал, что «Женщины бывают с куриными мозгами».

На первой сессии многие открыли для себя не только истинное лицо Ислама Каримова, но и сделали первый шаг для знакомства с Тойибой Тулягановой.

Унижение

Только подлец может унизить женщину. Позже Каримов много раз унижал Тойибу. Он начал перекрывать все пути для её защиты. Например, во время одной из сессий Каримов, обращаясь к Академику Ахмадали Аскарову, сказал про Тойибу (для того, чтобы читатель смог понять кто такой Каримов, приношу свои извинения, и привожу в точности его слова – ЖМ):

– У женщины бывает тёплым, и вы стремитесь туда, – сказал Каримов.

Тойиба в слезах покинула сессию. Мир покрылся тишиной. Тогда я впервые понял, что такое давление крови. Когда я поднялся, и пошёл в сторону микрофона, Эркин ака потянул меня за рукав моего костюма и сказал:

– Не забывайте, мы работаем в одном кабинете, из этого могут вынести неправильные выводы, – сказал Вохидов и тем самым не дал мне высказаться.

Тогда Тойиба была в разводе с первым мужем и хотела выйти замуж за другого. Эркин ака знал о причинах, иногда он говорил об этом. Однако я не интересовался личной жизнью других людей. Только однажды, когда я зашёл в кабинет, Эркин ака поспешно покинул помещение, а Тойиба сидела вся в слезах. Когда я спросил её о том, что случилось, она ответила:

– Мужчины не люди, Эркин ака тоже…, – сказала она.

После этого, возможно, чтобы доказать, что «и мужчины тоже люди», я как и всегда, сохранял уважение и почтение к Тойибе.

Эркин ака, Тойиба и я работали в одном кабинете. В одном углу стоял стол Эркин ака. В другом углу был мой стол. А посередине кабинета стоял длинный стол для гостей. Тойиба сидела у края этого стола.

Когда Эркин ака сказал об условиях работы председателю Верховного Совета Мирзаолиму Ибрахимову, тот ответил, что «необходимо посоветоваться об этом с Ислам ака». Эркин ака был очень осторожным человеком. Он больше не поднимал этот вопрос.

Как-то раз выпал случай, и мне удалось рассказать Каримову о рабочих условиях.

– На первой сессии вы говорили, что необходимо отменить все привилегии, а теперь же сами ищите привилегии?, – с намёком сказал Каримов.

– Мы ищем не привилегии, а обычные условия для труда. Неужели мы должны спрашивать у президента, чтобы для Тойибы поставили хотя бы один стол, – сказал я.

Он довольно долго говорил о том, у кого, что надо спрашивать и после добавил следующее:

– Не подпускайте так часто Тойибу в комитет. Кроме того, что можно сделать, если нет места. Какие у вас есть предложения, может мне освободить кабинет президента? Или вот у нас пустует кабинет вице-президента, может ей придти и там поработать, – сказал Каримов и тем самым явно показал, насколько у него ноет всё тело, когда окружение произносит имя Тойибы.

Да, уже во время первой сессии Каримов был в гневе, услышав имя Тойибы, которая «расшифровала» сущность будущего первого президента:

– Жена Эркин ака жалуется, что он перестал приходить домой, и вы тоже из-за этой женщины…

Кажется, он заметил, как изменилось выражение моего лица или понял, что перегнул палку, но продолжать дальше Каримов не стал. Позже я много раз слышал о том, как у него была привычка документировать беседы мужчин с женщинами, а позже шантажировать их этим самым. Я нисколько не удивлялся, когда слышал о том, что многие руководители именно таким путём попадались в его ловушку.

Каримов очень долго пытался очернить имя Тойибы. Даже во время одного из заседаний она со слезами на глазах открыто рассказала о том, как Каримов давал специальное поручение прокурору Кахрамону Сотиболдиеву, который приходил к Тойибе с необычными предложениями. Такие гнусные игры заставили плакать Тойибу, но не смогли сломать её.

После этого Каримов перешёл в открытое нападение.

Деятельность комитета по Гласности была расследована. Однажды во время сессий обсудили меня, который всё время поднимал «шум», и Тойибу. Оказывается, мы не уважали Ислама Каримова. Весь вопрос заключался только в этом.

На заседании секретарь по идеологии Компартии Жахонгир Хамидов без остановки говорил об этом. «Отец» Узбеккомсомола Азиз Носиров, прокурор Ташлакского района, а спустя небольшое время ставший хокимом Ташлакского района Кахрамон Сотиболдиев также особо подчеркнули этот вопрос.

В конце поставили вопрос на голосование «О снятии с должностей заместителя председателя комитета и секретаря комитета». Из-за того, что за меня проголосовали на один голос больше, я остался. Потому что, Эркин ака не нашёл в себе силы проголосовать против меня. Когда очередь дошла до Тойибы, комитет разделился на два лагеря. Первый заместитель Верховного Совета Бугров сказал Эркин ака:

– Если мы не уволим их, тогда закроем комитет, – сказал он. – Таков был приказ!

В ответ Тойиба сразу же спросила:

– Откуда был приказ? Опять из этой коммунистической конторы? Как же мог выйти голос уже из умершего мёртвеца?

Эркин ака резко поднялся с места и на русском языке сказал ей:

– Никто не имеет права оскорблять управление, являющееся святым для нас.

После он сказал на узбекском языке:

– Я не могу принять такое оскорбление Тойибы и буду голосовать против её кандидатуры, – сказал Эркин ака, и таким образом огласил «приговор».

Обсуждение

Несмотря на то, что Тойиба была уволена с должности секретаря комитета, только во время сессии депутаты могли исключить её из состава комиссии. Поэтому до начала сессии Тойиба, как обычно продолжала приходить на работу.

Однажды она сказала:

– Оказывается, сегодня меня будут обсуждать в махалле. Может, вы Эркин ака, в качестве нашего председателя, и вы Жахонгир ака, в качестве заместителя председателя придёте, и скажите что нибудь.

– Мы поёдем, – ответили мы оба.

Ближе к вечеру я не смог найти Эркин ака. Оказалось, как и всегда, у него появились какие-то «срочные дела». Мы взяли нескольких депутатов из Верховного Совета и пошли в махаллю, где жила Тойиба. Собрание проходило в актовом зале школы. Туда в основном были приглашены старики и все они сидели с огорчёнными лицами. Из-за того, что меня часто показывали по телевидению, некоторые из них узнали меня, начали здороваться со мной.

Собрание открыл один из руководителей района и после передал слово пожилому мужчине. Этот человек сказал, что они избрали Тойибу не для того, чтобы она шла против Президента, а для того, чтобы она решала их проблемы. Остальные начали повторять его слова, и в итоге пришли к единому мнению, что им «такой депутат не нужен».

Я попросил слово. И рассказал собравшимся предание о Кладбище:

– В далёкие времена жил один шах. Он не любил ходить на кладбище. Даже, когда умирали его близкие, он туда не ходил. Однажды у него спросили о причине, и он ответил:

– Я всю свою жизнь лгал и слушал ложь. Мой отец говорил, что на кладбище нельзя заходить с ложью, если зайдешь, то после, тебя постигнут загробные мучения, – сказал шах.

Старики насторожено слушали это предание. После я перешёл на более простое объяснение:

– Недавно повысили заработные платы. Этот указ подписал сам президент. За этим поднялись цены. Этот указ президент не подписал, он поручил сделать это премьер-министру. Тогда Тойиба сказала: «Можно ведь без этих игр связать заработные платы к рыночным ценам, особенно заработные платы пенсионеров необходимо сделать так, если поднимаются цены на базаре, то и зарплата должна подниматься. Из-за этих слов она выслушала ругань от президента. После Тойиба спросила: «Пусть бюджет правительства будет прозрачным, куда уходят деньги? Почему нет денег на ремонт дорог, этих школ». И опять она выслушала ругань от президента. После Тойиба опять спросила: «Когда милиция и суд станут справедливыми управлениями? Люди теряют свою жизнь у дверей этих контор». На что президент отругал её: «Вы депутат, не вмешивайтесь в дела нашей исполнительной власти». Однажды Тойиба начала разговор о талонах на продукты питания: «Вы сделали людей зависимыми от этих талонов на продукты питания. У людей в руках есть талоны, а в магазинах нет масла, мы сами выращиваем хлопок, а куда уходит хлопковое масло?». Это не понравилось президенту. В другой день, когда Тойиба сказала президенту: «Вы тоже один день поездите на автобусе, попробуйте купить мясо у мясника, в холодные зимние дни зайдите в дом, где живут обычные люди», на что в ответ Президент оскорбил её. Я рассказал собравшимся, что после этого случая Каримов приказал руководителям, которые сидели рядом со мной, пойти в махаллю, где живёт Тойиба, и обсудить её кандидатуру. Вот и весь разговор, сказал я собравшимся в зале.

В зале поднялся шум, люди говорили:

«Почему он оскорбляет?»

«Наш депутат сказала о нашей боли, спасибо ей!»

«Правильно говорят, пусть президент сам придёт сюда и ответит!»…

Районные руководители засуетились, собрание было объявлено встречой депутата с избирателями, и закончилось тем, что деятельность Тойибы было признано удовлетворительным.

Спустя два дня по приказу Каримова председатель Верховного Совета вопреки законам закрыл комитет по Гласности…

Тем временем у Тойибы забрали работу в ТашГУ. Она зашла на приём к Исламу Каримову. И когда мы с ней заговорили об этом:

– Я спросила о своей работе в ТашГУ, – сказала она.– Оказывается, если я не буду вмешиваться в политику, то смогу продолжать работать.

– А если вы будете вмешиваться, то, что тогда, – спросил её я.

– Он напомнил мне, как говорил Вам, Самандару Куканову, Муроду Джураеву о том, что «сгноит вас всех тюрьме»…

– Получается он и Вам угрожал «заточением в тюрьму».

– Нет, он сказал: «Ваша душа словно, как у воробья, зачем вам заниматься политикой, занимайтесь мужем, детьми». Поэтому я хочу бросить политику.

Она улыбнулась. Но за этой улыбкой будто бы скрывался смысл, «Было много всего, но я не могу об этом рассказать». После этого я её больше не видел. Тогда я и сам оказался под чёрными тучами.

Когда я проживал заграницей, услышал о загадочной смерти Тойибы. Тогда первое, что пришло мне на ум – «Она всё-таки не бросила политику»…

Жахонгир Мухаммад.

На фото: 1990 год, Народные депутаты Узбекистана: Вохид Аъзамов, Тойиба Туляганова и Жахонгир Мухаммад. (Фото предоставлено из личного архива Ж. Мухаммада).

www.Jarayon.com

Leave a Reply

Please log in using one of these methods to post your comment:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: